Оставить заявкуОставить заявку

                               +7 (905) 591-62-39

Официальный сайт адвоката Конорева Руслана Петровича

Дело ООО «Кливет» (Арбитражный суд Красноярского края, дело № А33-11108/2020).

26.03.2020 В производстве Арбитражного суда Красноярского края находится дело № А33-11108/2020 по иску ООО «Орион» (далее – «Истец») к ООО «ВПО» (далее – «Ответчик») о взыскании убытков по договору подряда в связи с некачественным выполнением работ.
Определением Суда от 26 марта 2021 года ООО «Кливет» привлечено в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (далее – «Третье лицо», «Общество»).

При рассмотрении настоящего спора Третье лицо просит Суд принять во внимание следующие обстоятельства, которые по непонятным для ООО «Кливет» причинам игнорируются Судом, в т.ч. при принятии решения о привлечении Общества к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, а также при назначении Судом экспертизы по вопросам, на которые уже ранее были получены однозначные ответы, отраженные во вступивших в законную силу судебных актах по делу № А33-5595/2016.
1. Согласно Постановлению Конституционного суда Российской Федерации от 21.12.2011 № 30-П признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела; тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности. Поэтому недопустимо повторное исследование одних и тех же обстоятельств в разных процессах, чего хочет добиться Истец.
С точки зрения доказательственного права преюдиция (ст.69 АПК РФ) служит запретом для лиц, участвующих в деле, доказывать обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, если при новом рассмотрении дела участвуют те же лица, а для суда соответственно устанавливать наличие или отсутствие этих обстоятельств, что пытается сделать Суд, назначая экспертизу по тем же вопросам, которые были предметом экспертного исследования в рамках дела № А33-5595/2016.
Тем самым обеспечивается взаимная связь между судебными актами и установленными судами фактическими обстоятельствами.

В предварительном судебном заседании Истец (9-я минута аудиозаписи) ссылается на то, что в рамках дела № А33-5595/2016 суд отказал ему в проведении повторной экспертизы, поэтому некоторые вопросы, по его мнению, остались не разрешенными. В этой связи он полагает возможным разрешить их в данном деле. На 11-й минуте предварительного судебного заседания Истец говорит о том, что необходимо повторно допросить эксперта Скоркина В.В., подготовившего на основании определения суда по делу № А33-5595/2016 экспертное заключение от 10 апреля 2017 года № 925/07 (далее – «Заключение эксперта»).
В судебном заседании 26 марта 2021 года Суд, удовлетворяя ходатайство Истца о привлечении Общества в качестве третьего лица, в конце 27-й минуты прямо говорит о том, что нельзя лишать Истца права на пересмотр дела № А33-5595/2016 по вновь открывшимся обстоятельствам, если экспертизой будет установлен производственный брак вышедшего из строя оборудования (чиллера). По сути, Суд оказывает Истцу содействие в попытке скрытого (т.е. в обход предусмотренного процессуальным законом механизма) пересмотра вступившего в законную силу судебного акта, что недопустимо.
Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что обстоятельства, касающиеся надлежащего качества поставленного Обществом чиллера, были предметом исследования в рамках дела № А33-5595/2016 и не могут являться вновь открывшимися обстоятельствами по смыслу положений ч.2 ст.311 АПК РФ, даже если Суд и далее будет настаивать на исследовании данного вопроса в настоящем деле.

Необходимо также отметить, что вопросы №№ 1 - 3, которые Суд поставил при назначении экспертизы в определении от 22 сентября 2020 года, практически полностью аналогичны вопросам №№ 1 – 3, на которые дал ответы эксперт Скоркин В.В. в Заключении эксперта. Далее по тексту будет отмечено, что суды в деле № А33-5595/2016 признали данное заключение допустимым и достоверным доказательством.
В этой связи возникает вопрос: для чего в рамках настоящего дела происходит пересмотр уже установленных обстоятельств, касающихся качества оборудования, если у нас с учетом иного ответчика подлежат исследованию иные существенные обстоятельства, отличные от определения качества поставленного Истцу чиллера?
  
Решением Арбитражного суда Красноярского края от 28 мая 2018 года по делу № А33-5595/2016 (далее – «Решение АС КК») ООО «Орион» отказано в удовлетворении исковых требований к ООО «Кливет» о замене вышедшего из строя чиллера.
Постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 10 октября 2018 года (далее – «Постановление 3АП»), Решение АС КК оставлено без изменения, апелляционные жалобы ООО «Орион» и ООО «ВПО» - без удовлетворения.
Действительно, на стр.13 Решения АС КК (последний абзац) судом первой инстанции отмечено, что представленные в материалы дела экспертные заключения и пояснения иных специалистов содержат противоречивые суждения относительно причин выхода из строя оборудования, на что 15 мая 2020 года в ходе предварительного судебного заседания по настоящему делу было обращено внимание и Судом, и Истцом.
Вместе с тем, как Решение АС КК, так и Постановление 3АП содержат в себе исчерпывающие выводы относительно причин поломки чиллера, которые почему-то не приняты во внимание ни Истцом, ни Судом, назначившим по делу экспертизу для выяснения обстоятельств, ранее уже установленных судами и имеющих для настоящего дела преюдициальное значение.
В последнем абзаце на стр.13 Решения АС КК отмечено, что ООО «Орион» не опровергнут довод, содержащийся в Заключении эксперта, касающийся выхода из строя оборудования именно по причине неправильной его установки и эксплуатации. Данный довод суда также нашел свое отражение и на стр.14 Решения АС КК. Там же указано, что суд признает обоснованными доводы ответчика об отсутствии надлежащей документации и нарушении технологических процедур с учетом представленных в дело заключения эксперта и пояснений специалистов. То есть, АС КК, несмотря на противоречия в показаниях эксперта и специалистов, путем оценки всех доказательств в их совокупности (ч.2 ст.71 АПК РФ) сделал однозначный вывод о наличии причинно-следственной связи между монтажом, эксплуатацией чиллера и последующим выходом его из строя. На стр.14 Решения отмечено, что с учетом специального характера вопросов, доводов ответчика, пояснений специалистов и эксперта оснований для выводов о наличии поставки товара ненадлежащего качества не имеется.

На стр.8 Постановления 3АП отражено, что все представленные в материалы дела заключения специалистов содержат различные выводы относительно причин, по которым спорное оборудование вышло из строя. Там же указано, что судом апелляционной инстанции установлено, что фактически доводы истца и третьего лица, изложенные в апелляционных жалобах, сводятся к несогласию с выводами, изложенными в заключении эксперта Скоркина В.В., а также к тому, что наличие в поставленном чиллере производственного брака подтверждается заключением эксперта Криворотова А.П.
Далее суд апелляционной инстанции пишет о том, что, оценив заключение эксперта Скоркина В.В., приходит к выводу о том, что оно составлено с соблюдением требований ст.86 АПК РФ. Оснований сомневаться в квалификации эксперта, правильности установления им подлежащих исследованию фактических обстоятельств и в обоснованности экспертного заключения суд апелляционной инстанции не усматривает.  
В последнем абзаце стр.8 Постановления 3АП отмечено, что суд апелляционной инстанции отклоняет доводы истца и третьего лица о том, что суд первой инстанции вынес решение, основываясь на заключении эксперта Скоркина В.В. То есть, суд апелляционной инстанции дополнительно подтвердил, что суд первой инстанции при вынесении Решения оценил все имеющиеся в деле заключения и пояснения в их совокупности и сделал соответствующие выводы, которые Истец в рамках настоящего дела пытается пересмотреть.  

В первом абзаце стр.9 Постановления 3АП указано: «Учитывая различные мнения технических специалистов относительно правильности монтажа, запуска, эксплуатации и причин выхода из строя чиллера, суд апелляционной инстанции предложил сторонам представить сравнительные таблицы позиций участников процесса и выводов, изложенных в заключениях экспертов и специалистов относительно причин, по которым спорное оборудование вышло из строя.
Указание суда апелляционной инстанции выполнил ответчик, представив в материалы дела сравнительные таблицы. На вопрос суда апелляционной инстанции, заданный в судебном заседании 18.09.2018, истец и третье лицо подтвердили, что все изложенные в таблицах сведения соответствуют сведениям, зафиксированным в представленных в материалы дела заключениях и мнениях специалистов (зафиксировано в аудиопротоколе судебного заседания 18.09.2018)».
Далее суд апелляционной инстанции отмечает, что из обобщенных данных, приведенных в сравнительных таблицах, следует:
- отказ автоматической системы управления не обнаружен и не доказан, во время аварии система записывала параметры работы, после аварии коды ошибок умышленно удалены из памяти устройства;
- неисправность в работе холодильного контура исключена, при повреждении испарителя в холодильный контур попала вода, по этой причине сработали все устройства защиты;
- водяной контур выполнен с многочисленными нарушениями, его элементы не обеспечили безопасную работу, результатом стало повреждение испарителя;
- техническая документация подтверждает нарушения при сборе водяного контура, запуск чиллера выполнен с ошибками, обязательное обслуживание чиллера не выполнялось должным образом, фактически не выполнены мероприятия для обеспечения безопасной работы чиллера.

Таким образом, суды двух инстанций в своих актах достоверно и недвусмысленно установили, кто виновен в выходе из строя чиллера, поэтому проведение каких-либо экспертиз для повторного исследования одних и тех же обстоятельств не требуется.
Третье лицо полагает, что назначение по настоящему делу экспертизы с вопросами, абсолютно аналогичными вопросам, ответы на которые уже были даны в деле № А33-5595/2016 и нашли свое отражение в судебных актах, является существенным нарушением норм процессуального права.

О наличии в действиях Истца признаков злоупотребления правом, которые, к сожалению, до настоящего времени поддерживаются Судом, прямо свидетельствует формулировка вопроса № 1 для проведения экспертизы, где под словом «иное» представитель Истца пытается усмотреть ненадлежащее качество самого чиллера, о чем прямо заявляет в судебном заседании 26 марта 2021 года (начало 18-й минуты аудиозаписи с/з). Странно, почему формулировка со словом «иное» вообще попала в вопрос для эксперта, ведь его ответы должны быть четкими, соответствовать кругу обстоятельств, имеющих значение для настоящего спора (а не будущего с ООО «Кливет», к которому, возможно, готовится Истец) и не допускать расширительного толкования, которое не относится к предмету спора.      
    
2. По мнению Третьего лица, невозможность проведения в рамках настоящего дела экспертизы по поставленным Судом вопросам также обусловлена еще рядом факторов, а именно:
- техническое состояние самого чиллера, который уже почти шесть лет находится в разобранном и неработоспособном состоянии с непонятными условиями хранения. Без его предварительного осмотра говорить о назначении какой-либо экспертизы явно преждевременно.
На 14-й минуте предварительного судебного заседания 15 мая 2020 года представитель Истца сам сомневается в возможности проведения экспертизы после истечения такого длительного времени. В этой связи он даже предлагает Суду провести вместо экспертизы самого чиллера анализ всех заключений и пояснений экспертов (специалистов), которые имеются в материалах дела № А33-5595/2016.
- умышленное удаление Истцом кодов ошибок из памяти чиллера, что, как указано выше, установлено в Постановлении 3АП. Данное обстоятельство в совокупности с длительным сроком, прошедшим после аварии, ставит под серьезное сомнение правильность выводов предполагаемой экспертизы.
Общество не исключает, что именно эти факторы повлекли за собой невозможность выдачи достоверного заключения специалистами ООО «Квазар».
Согласно абзацу 2 пункта 1 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – «Постановление от 23.06.2015 № 25») при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п.3 ст.1 ГК РФ). В силу п.4 ст.1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
В абзацах 4, 5 пункта 1 Постановления от 23.06.2015 № 25 разъяснено, что поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

Третье лицо полагает, что Истец, пытаясь в настоящем деле пересмотреть итоги дела № А33-5595/2016, действует недобросовестно, поэтому ООО «Кливет» просит Суд пресекать в дальнейшем такое недобросовестное поведение.


Возврат к списку