Оставить заявкуОставить заявку

                               +7 (905) 591-62-39

Официальный сайт адвоката Конорева Руслана Петровича

Дело № А40-121004/21-19-861 (иск ООО «СтройСервис к ООО «СВК Сити», Арбитражный суд города Москвы).

08.06.2021 К Адвокату обратился руководитель ООО «СтройСервис» (далее – «Истец», «Исполнитель») с предложением представлять интересы данного общества в споре с ООО «СВК Сити» (далее – «Ответчик», «Заказчик») о взыскании задолженности за выполненные в рамках договора подряда работы, принятые Заказчиком без замечаний по количеству и качеству.

В рамках данного дела позиция Адвоката строилась на следующих основных доводах.
Между Истцом и Ответчиком 11 ноября 2019 года был заключен договор № 14-11/19 (далее – «Договор»).
В соответствии с п.1.1 Договора Исполнитель обязуется выполнить строительно-монтажные работы по монтажу системы вентиляции в помещениях цокольного этажа на объекте, расположенном по адресу: г. Москва, Волгоградский проспект, д.42, корп.24. Монтаж системы вентиляции осуществляется в рамках переоборудования производственных площадей в осях 4-26/Н1-К1 на отметке 0.000 корпуса № 24 для размещения технологического производства ООО «СВК Сити». Строительно-монтажные работы осуществляются согласно локальной сметы (Приложение № 1 к Договору) и утвержденной рабочей документации.
В соответствии с положениями пп. 1.2 и 1.3 Договора Исполнитель обязуется выполнить своими силами, из своих материалов и сдать Заказчику работы, а последний обязуется их принять и оплатить в соответствии с условиями Договора.

Истец полагает, что между сторонами на основании Договора возникли подрядные отношения, которые регулируются положениями главы 37 ГК РФ.
Согласно ч.1 ст.702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

В соответствии с ч.1 ст.720 ГК РФ заказчик обязан в сроки и в порядке, которые предусмотрены договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять выполненную работу (ее результат), а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.
Порядок производства работ и их приемка урегулированы сторонами в параграфах 6 и 8 Договора.
В соответствии с п.6.3 Договора приемка выполненных работ осуществляется в порядке, предусмотренном данным Договором и законодательством РФ на основании соответствующих актов. Окончательная приемка работ осуществляется после их полного завершения и оформляется сторонами подписанием актов сдачи-приемки выполненных работ по форме КС-2, справки КС-3 и после устранения выявленных дефектов.
Согласно п.8.1 Договора, если Заказчиком будут обнаружены некачественно выполненные работы, Исполнитель обязан своими силами и за свой счет переделать эти работы для обеспечения их надлежащего качества.
01 июля 2020 года между Заказчиком и Исполнителем были подписаны акт о приемке выполненных работ (КС-2) на сумму 11 231 100,42 руб. и справка о стоимости выполненных работ и затрат (КС-3) на аналогичную сумму.
Каких-либо замечаний, касающихся количества и качества выполненных работ, Заказчиком не предъявлялось и в актах не отражалось, т.е. работы на указанную сумму по заданным параметрам были приняты Заказчиком.    

В соответствии с нормами гражданского законодательства обязательственные отношения между коммерческими организациями и/или индивидуальными предпринимателями основываются на принципах возмездности и недопустимости неосновательного обогащения. Обязанность оплаты такими лицами полученных результатов работ зависит от самого факта их принятия данными лицами.
По смыслу положений ст.711 ГК РФ у заказчика возникает обязанность оплатить выполненные по его указанию работы после их окончательной сдачи и при отсутствии претензий к их качеству.
В определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30.07.2015 по делу № 305-ЭС15-3990, А40-46471/2014 отмечено, что гражданско-правовое регулирование отношений сторон в сфере подряда и сложившаяся в правоприменительной практике правовая позиция позволяют заключить следующее: сдача заказчику результата работ является основанием для возникновения обязательства его оплатить.

Базовым доводом, на который опирается Ответчик, отказывающийся оплачивать работы, является довод о неполном завершении работ Исполнителем, что, по мнению Заказчика, является препятствием к подписанию сторонами Договора Акта о завершении работ, который, в свою очередь, является основанием для оплаты данных работ (п.7.1.2 Договора).
Ответчик утверждает, что стороны Договора согласовали приостановку работ, однако никаких правовых последствий такой приостановки, в т.ч. связанных с оплатой работ не определили.

Ответчик, приняв без замечаний на основании Актов КС-2 и КС-3 от 01 июля 2020 года работы на сумму 11 231 100,42 руб. и удерживая их результат у себя более года без полной оплаты, действует недобросовестно (ч.1 ст.10 ГК РФ), т.к. инициатива по приостановлению работ на основании письма от 01 июля 2020 года с исх. № 11 исходила именно от него.
Вплоть до момента подачи Исполнителем искового заявления в суд Заказчик не отказывался от Договора, не пытался его расторгнуть, а результат полученных им работ вернуть Истцу, т.е. данный результат имеет для Ответчика потребительскую ценность.
Исполнитель, рискуя наступлением последствий, предусмотренных положениями ч.2 ст.716 ГК РФ, не может возобновить выполнение работ без прямого указания Заказчика, который никак не реагирует на требования Исполнителя, в т.ч. содержащиеся в Претензии от 05 апреля 2021 года с исх. № 01-37/21. Более того, Ответчик вообще не получает почтовую корреспонденцию от Истца, направляемую по его юридическому адресу. Данная корреспонденция возвращается Истцу в связи с истечением срока ее хранения.
Необходимо отметить, что требование Ответчика о приостановлении работ в связи с отсутствием финансирования в силу положений ч.3 ст.401 ГК РФ само по себе не может являться уважительной причиной, освобождающей Заказчика от ответственности за неисполнение обязательств по оплате принятых работ. Риск такого приостановления с учетом выбранного Ответчиком основания относится на него.  

По мнению Истца к действиям Ответчика в рамках настоящего спора может быть применено правило «эстоппель», которое предполагает утрату лицом права ссылаться на какие-либо обстоятельства в рамках гражданско-правового спора, если данные возражения существенно противоречат его предшествующему поведению.
Основным критерием его применения является непоследовательное поведение участника гражданского правоотношения.
На основании абзаца 2 пункта 1 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п.3 ст.1 ГК РФ). В силу п.4 ст.1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны.
По мнению Истца, действия Ответчика, вначале давшего ему прямое указание о приостановлении работ, а затем отказывающегося оплатить их принятую часть по причине неполного завершения данных работ, нельзя отнести к добросовестным.
В соответствии с п.43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 49 условия договора подлежат толкованию таким образом, чтобы не позволить какой-либо стороне договора извлекать преимущество из ее незаконного или недобросовестного поведения (п.4 ст.1 ГК РФ). Толкование договора не должно приводить к такому пониманию условия договора, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду.
Толкование положений п.7.1.2 Договора в редакции недобросовестно действующего Ответчика позволяет ему извлекать преимущество из такого поведения, что недопустимо.
Действия же самого Истца в сложившейся ситуации являются добросовестными, т.к. он стремится сохранить договорные отношения, а не расторгать их.
В абзацах 4, 5 пункта 1 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 разъяснено, что поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались.
Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов другой стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 Гражданского кодекса).

Истец полагает, что к спорным правоотношениям также подлежат применению положения ст.718 ГК РФ и по аналогии нормы ст.752 ГК РФ.
Как указано в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2020 № 09АП-53309/2020 по делу № А40-319377/2019, учитывая положения ст.752 ГК РФ, предусматривающие обязанность заказчика оплатить подрядчику в полном объеме выполненные до момента консервации работы, а также положения ст.718 ГК РФ, согласно которым, если исполнение работ стало невозможным вследствие действий или упущений заказчика, подрядчик сохраняет право на уплату ему указанной в договоре цены с учетом выполненной части работы, т.е. Ответчик обязан оплатить фактически выполненные Истцом работы до момента их приостановления.  



Возврат к списку